darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Coach OTP fic - Russian


Another Klinsmann/Loew fic in RUSSIAN. Believe me, you don't want to read this.

Je t'aime

Автор
: darrus
Пейринг: Юрген Клинсманн/Йоахим Лёв
Рейтинг: NC17
Дисклеймер: ЭТОГО НЕ БЫЛО!!!
Предупреждения: почти насилие

A/N: Это абсолютно жуткий фик. Я села дописывать-таки Маттеуса и одновременно включила "Je t'aime" Лары Фабиан, которую скачала для подруги и решила прослушать на предмет качества. Я впервые вслушалась в текст. К тому же, перед этим у меня состоялся не самый хороший разговор с научным руководителем. Казалось бы, идеальные условия для написания монолога Маттеуса. Но в итоге вместо Маттеуса получилось следующее.
Я не советую фанатам Клинсманна читать этот фик. Я не советую фанатам Лёва читать этот фик. Я вообще не советую никому читать этот фик. И слушать эту песню тоже.
Извините.


Je t’aime

 

26 марта 2005 года

 

Ты поднимаешься из-за стола, хотя все только начали есть. Рядом с тарелкой рассыпаны крошки хлеба. Ты съел хоть кусок?

А ведь это была твоя собственная идея – командные ужины после матчей. Но сегодня никто не скажет тебе ни слова. Игроки делают вид, что тебя и не было за столом. Я не могу.

Анди смотрит на меня в упор и отрицательно качает головой. Да, я знаю. Оставить в покое. Дать время. Сделали все, что смогли. Занимали тебя так, что не оставалось времени дышать. Выиграли матч. Теперь нужно оставить тебя одного. Я не могу.

Я дам тебе полчаса. Будь один, если ты так хочешь. Кто сказал, что ты хочешь этого?

Ты мог бы прийти ко мне. Ты прекрасно это знаешь. Ты знаешь, что я буду молчать с тобой. Ты знаешь, что я выслушаю все, что тебе нужно высказать. Буду утешать тебя. Буду смеяться. Буду притворяться, что ничего не произошло. Я буду делать все, что ты захочешь. Но ты встаешь и уходишь. Видимо, я должен понять это так, что тебе лучше одному.

Прости, но я в это не верю.

Хорошо. У тебя есть полчаса.

Ты не запер номер. Хочешь, чтобы кто-нибудь зашел? Хочешь, чтобы кто-то побыл с тобой? Ты мог бы попросить меня. Хватило бы простого жеста. Я понял бы по одному взгляду, если ты не хочешь просить словами.

Твоя чертова гордость.

Можно подумать, ты сам не понимаешь, как по-детски это выглядит со стороны.

Я в первый раз вижу, как ты пьешь.

Юрген Клинсманн, солнечный мальчик, мечта каждой тещи, улыбающийся убийца и что там еще про тебя пишут. Напивается в одиночку в темном гостиничном номере.

А ты ведь не ел с утра.

Стекло на ковре около кресла – это осколки стакана. Правильно, зачем нужен стакан? Ты подносишь горлышко бутылки к губам. Темная жидкость плещется на самом дне, тебе приходится запрокинуть голову, чтобы сделать глоток.

Ты знаешь, как ты красив?

Пустая бутылка выскальзывает из твоих пальцев и катится по ковру. Ты не замечаешь этого. Ты не заметил даже, что я вошел. Не слышал, как я запираю дверь. Никто не должен сюда войти.

Никто не должен увидеть тебя таким.

Но я имею право быть здесь.

Да, я не спрашивал твоего мнения. Если ты не согласен, можешь выставить меня отсюда. Только для этого тебе нужно сначала заметить, что ты в комнате не один.

Я чувствую себя призраком.

А ты похож на изваяние. Я даже не вижу, дышишь ли ты.

Я никогда не видел тебя таким, Юрген. Я не знаю, как вести себя с тем человеком, который сидит передо мной.

Я опускаюсь на колени перед креслом, беру твои ладони в свои. Тебя трясет. Что ты пил – виски, коньяк?

Я не умею говорить все эти необходимые банальности. У Олли это прекрасно получилось, это его стихия. Я не знаю этих слов. Но если тебе нужно их услышать, я их скажу. Придумаю, найду, вспомню. Если это нужно тебе.

Посмотри на меня.

Ты чувствуешь, что я прикасаюсь к тебе? Или ты настолько пьян, что тебе уже все равно?

Похоже, второе.

Хорошо, тебе захотелось напиться до такого состояния, и ты это сделал. А вот теперь тебе надо лечь. Прости, но оставлять тебя спать в кресле, с осколками стекла, рассыпанными вокруг, я не собираюсь. Вставай. Да, вот так.

Ну теперь-то ты меня заметил, я надеюсь?

Больше всего меня удивляет то, что ты в состоянии стоять. Тем лучше. Проще будет добраться до кровати.

Твои глаза кажутся черными, так расширены зрачки. Я вздрагиваю от неожиданности, когда твои руки ложатся мне на плечи.

А ведь я люблю тебя, Юрген.

Ты не видишь меня, я в этом уверен. Я даже не знаю, понимаешь ли ты, что ты делаешь. Но я-то понимаю.

Тебе не нужно сжимать мои плечи так крепко. Я не собираюсь сопротивляться. Хотя я знаю, что ты сейчас сделаешь. И знаю, чего мне это будет стоить.

Тебе нужен секс, чтобы хоть немного притупить боль. Ну что ж, пожалуйста, вот я, здесь, стою в полушаге от тебя. Бери то, что тебе нужно.

От тебя пахнет спиртом. Я чувствую вкус крови на губах, не знаю, твоей или моей. Ты даже не думаешь о том, что причиняешь боль, ты слишком пьян для таких тонкостей. Целуешь сильно, резко, и мне приходится отвечать тем же.

Ты даришь мне мою мечту, Юрген, ты знаешь это?

Я не уверен, что ты остановишься, если я тебя попрошу. Не имеет значения. Ты можешь делать все, что ты хочешь.

Твои глаза похожи на стекло. Я люблю тебя.

Мою рубашку ты просто разрываешь. Брюки я снимаю сам, в таком состоянии тебе не справиться с ремнем. Помогаю раздеться тебе.

Я столько лет мечтал прикоснуться к твоему телу.

У тебя нет времени на ласки. Ты толкаешь меня на кровать. Нет нужды применять силу, я и не думаю сопротивляться.

Я понимаю, что утром ты не вспомнишь ничего. Может быть, ты даже не до конца осознаешь, что происходит сейчас.

Готовить меня ты не собираешься. Ты хоть представляешь, что ты сейчас со мной сделаешь?

Хорошо, сделай это. Причини мне боль, если тебе это нужно.

Я надеюсь, что ты не вспомнишь этого завтра.

Это очень больно. Я кусаю губы, чтобы не издать ни звука.

По твоему лицу текут слезы. Глаза плотно закрыты. Мне хочется, чтобы ты увидел меня. Я здесь, с тобой. Посмотри на меня.

Не надо. Я тоже плачу.

Моим самым счастливым воспоминанием будет ночь с человеком, который даже не понимал, что находится в постели со мной.

Я люблю тебя.

Я ласкаю тебя, просто потому, что мне хочется это делать. И потому, что ты мне это позволяешь. Я знаю, что это моя единственная возможность касаться тебя так, как я этого хочу. Тебе все равно. То, что ты делаешь, не имеет ничего общего даже со страстью. Это просто инстинкт, потребность тела в разрядке. Но мне достаточно и этого.

Удивительно, но я кончаю раньше тебя. Ты откидываешь голову назад и стонешь, коротко, тут же закусывая губы.

Все. Ты перекатываешься на край кровати, поворачиваясь ко мне спиной, сворачиваешься клубком. Все.

Я целую твои волосы, шею, плечи. Ты не заметишь сейчас и не вспомнишь завтра.

Я люблю тебя.

Двигаться больно. Я привожу в порядок кровать, складываю твою одежду. Укрываю тебя одеялом. Ставлю стакан с водой на столик около кровати. Утром ты проснешься с жутким похмельем.

Вытираю влажным полотенцем следы слез с твоего лица. Ты не просыпаешься. Я люблю тебя.

Мне хочется сидеть здесь и смотреть на тебя. Я провожу рукой по твоим волосам, перебираю пальцами пряди. Все. Надо уходить. Надо пойти в свой номер, лечь и попытаться тоже заснуть. Я хочу лежать рядом с тобой и обнимать тебя.

Этого никогда не будет.

Но у меня была эта ночь.

 

- Кому пришлось возиться со мной вчера?

- Мне, кому же еще.

- Я не буйствовал?

- Нет, послушно лег в кровать и заснул. Если бы ты так слушался, когда ты трезвый…

Ты улыбаешься. Получается лучше, чем вчера, хотя в глазах все та же боль. Пожимаешь мне руку и отходишь, чтобы попрощаться с игроками.

Я люблю тебя.

 

17.10.2006

Tags: coach otp, fanfiction, football, klinsmann, loew, russian, slash, soccer
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 22 comments