darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Fanfic - Russian


Fanfic in RUSSIAN, Juergen Klinsmann/Lothar Matthaeus 


Ноктюрн

Автор: darrus
Пейринг: кажется, Лотар Маттеус/Юрген Клинсманн
Жанр: бред. Причём как в прямом, так и в переносном смысле.
Рейтинг: PG13, наверно
Время: 30 января 2007 года
Дисклеймер: Рядом не стояла, свечку не держала, никого обидеть не хочу, деньги зарабатываю в другом месте.

A/N 1: Друзья, у меня творческий кризис в тяжёлой форме. Я понимаю, что это полный бред, но он меня уже месяца два преследует. Не бейте ногами.
A/N 2: Не знаю, как это соотносится с моим «Верблюдом», но вообще-то речь идёт именно о тех событиях, есть одна отсылка на мой английский сериал.
A/N 3: Вчера выяснилось, что мы с Марко курим одну и ту же траву, поэтому и глюки у нас развиваются примерно в одинаковом направлении, но с учётом национальных особенностей персонажей %) Марко, солнце, надеюсь, что это тебя развлечёт.

Саммари: см. выше. 


Ноктюрн

 

Он смотрит в окно на колышущиеся от ветра влажные ветви деревьев. Сегодня идёт дождь. Снова дождь, как и вчера, как и позавчера.

Он не оборачивается на звук шагов и не вздрагивает от прикосновения. За окном медленно качаются деревья.

- Я видел сон.

Он редко говорит о своих снах. Он уже давно понял, что эта тема расстраивает тех, кто его окружает, и он совсем не хочет видеть печальные улыбки на лицах дорогих ему людей. Но ему можно рассказать всё. Он выслушает, и не будет улыбаться так грустно, как это делают остальные.

- Мне снилась Италия. Было утро, и это был какой-то большой зал, и мы с тобой поссорились из-за…

Он умолкает на секунду и качает головой. Он столько всего забывает в последнее время.

- Я не помню, из-за чего. Но мы поссорились, а ещё мне снилось, что ты…

Его голос срывается. Какая глупость, ведь это всего лишь ещё один сон.

- Мне снилось, что ты не любишь меня.

Юрген обнимает его очень осторожно, так, как делает это обычно. Юрген никогда не делает резких движений и никогда не повышает голоса. И Юрген всегда улыбается.

- Приснится же такое…

- Ведь это неправда, - в его голосе звучит вопрос, хотя он сам не понимает, почему. Он же знает, что Юрген любит его, как он может сомневаться в этом?

Губы Юргена нежно касаются его виска.

- Не говори ерунды.

Она опускает голову ещё ниже, а красная ткань всё так же скользит под её пальцами.

- Ради Бога, что случилось? - Спрашивает он удивлённо, а память вдруг подсказывает имя, и он добавляет, - Марьяна?

Она улыбается и встаёт, в последний раз разгладив подол вечернего платья.

- Всё в порядке, Лотар. Ты не устал?

- Нет.

- Тогда пойдём ещё раз потанцуем?

Два шага в сторону танцплощадки, и он привлекает её ближе к себе, подчиняясь ритму медленного вальса. Интересно, почему он раньше никогда не видел этого платья? Красиво – тёмно-красный бархат, расшитый золотыми узорами.

Сильные руки поднимают его с ковра. По алому фону бегут арабески цвета тёмной охры.

- Тебе не стоило вставать, - в голосе Юргена звучит мягкий упрёк.

Нет же, ему надо было встать, ему обязательно надо было найти Юргена прямо сейчас, и он вдруг вспоминает, зачем.

- Я не помню, как я впервые сказал тебе, что люблю.

Юрген смеётся, касаясь рукой его лба.

- Разве это так важно?

- Я не помню, как это случилось.

- Это не имеет значения, Лотар. Главное, что ты всё время говоришь мне это.

Он упрямо качает головой.

- Нет, я должен это помнить, ведь это же очень важно, я не должен был этого забыть, - и беспомощно оглядывается, словно ожидая, что какой-нибудь предмет в комнате напомнит, подскажет… - Я не мог этого забыть…

Юрген улыбается. Юрген всегда всё понимает, даже тогда, когда сам он не может ничего понять.

- Хочешь, я расскажу тебе, как это было?

Он прижимается к плечу любимого, не отвечая, ведь Юрген всегда понимает всё сам.

- Это было во Флоренции, вечером накануне матча. Мы были в твоём номере, ты сидел на кровати, а я стоял у окна.

Косые струи дождя барабанят по подоконнику, попадают на ковер, в воздухе пахнет зимой и холодом.

- Закрой, - он дрожит, как будто от озноба.

- Здесь невозможно дышать.

- Хочешь простудиться?

Юрген смеется, глядя на него.

- Ты скучен, Лотар.

Из окна видно, что на берегу Арно цветут лилии.

От этого аромата кружится голова. Огромные корзины розовых лилий расставлены по периметру зала. Хорошо ещё, что их нет в её букете. Вообще-то, он не любит лилии, но спорить из-за цветов – ничего глупее и придумать нельзя. В таких делах женщинам нужно позволять делать всё по-своему, иначе не избежать скандала… Интересно, она подбирала цветы под платье или платье под цветы?

В зале душно. За окном жаркий солнечный день, и окна распахнуты, и лёгкий ветерок колышет тюлевые занавеси.

- Тебе лучше лечь, Лотар, - она смотрит на него с какой-то непонятной грустью.

- Со мной всё в порядке, - и снова добавляет, - Марьяна.

Странно, почему она позволяет называть себя так? Он точно знает, что её имя – не Марьяна, это совсем другая женщина. Это - та женщина в белом костюме, с которой он был на Бродвее, когда Юрген… Юрген…

- Тихо.

В свете настольной лампы лицо Юргена кажется таким молодым…

- Ты звал меня во сне.

Он звал? Нет, он просто вспомнил, что это нужно сделать как можно скорее.

- Я должен позвонить Марко.

Юрген смотрит на него, словно ожидая продолжения. Ну да, конечно, мало ли на свете людей с таким именем? Нужно просто сказать фамилию, вот только он никак не может её вспомнить, почему-то вместо этого он думает про цветы. Но Юрген ведь поймёт, он всегда всё понимает сам…

- Нарцисс.

Юрген опускает голову на мгновение.

- Марко умер прошлой зимой, Лотар. Ты не помнишь?

Нет, он не помнит. И ничего не чувствует, хотя, наверное, должен был бы расстроиться – ведь Марко умер. Но он помнит только, что надо позвонить этому человеку и сказать, чтобы он срочно приехал в Зальцбург.

За окном слышен шорох мётел, сгребающих в кучи осеннюю листву. Бессмысленно – на только что очищенную мостовую ложатся новые кусочки золота. С природой невозможно спорить. В Зальцбурге осень.

- Ты простудишься, Лотар.

Он нехотя отходит от окна. Женщины всегда суетятся по пустякам, лучше не противоречить.

- Юрген сказал мне…

- Юрген? – У неё удивлённое выражение лица.

- Мы разговаривали вчера. Он сказал…

- Лотар, Юрген сейчас в Америке.

Он смотрит на неё непонимающе. При чём здесь Америка? Юрген разбудил его вчера ночью, потому что ему снился кошмар…

- Вы не виделись с тех пор, как закончился чемпионат Мира. Ты помнишь?

Конечно же, он помнит. Чемпионат Мира, Италия, переполненный Сан Сиро, и вместо чёрно-синих знамен над трибунами развеваются флаги двух стран – сине-бело-красные югославские и чёрно-ало-золотые, такие же, как полосы на их футболках. Один из секторов как будто залит молоком – только белый цвет с небольшими островками зелёного – сектор болельщиков сборной Германии, и над этой белизной тоже реют чёрный, алый и золотой. А Юрген с Руди ушли доигрывать партию в шахматы, а потом он стоял у двери, и почему-то было так больно дышать, а глаза Юргена так похожи на льдинки, и Франц кричал на Юргена в раздевалке, а Юрген Колер обозвал Клауса лягушкой…

- Этого не было, Лотар.

Юрген гладит его по волосам.

- Этого не было. Это приснилось тебе, ты рассказывал мне об этом сне неделю назад, ты помнишь?

Нет, нет, он не помнит. Он столько всего забывает в эти дни… Но он помнит Италию, и как они с Юргеном сидели на площади перед собором. Он помнит это, ведь это было на самом деле?

- Мы никогда не были с тобой в Италии, Лотар. Мы всё время хотели съездить, но никак не получалось. Но мы поедем этой весной, обязательно поедем, если ты захочешь. Хорошо?

Он кивает, потому что Юрген кажется встревоженным, а он не хочет расстраивать любимого. Почему Юрген выглядит таким встревоженным?

- Мы обязательно поедем с тобой в Италию, Лотар, я обещаю.

Но ведь он помнит, он так хорошо помнит древний и такой современный город, над которым словно плывет в вышине золотая статуя Мадонны, венчающая шпиль городского собора. Это воспоминание так ярко, это не может быть сном, а Юрген почему-то говорит, что этого не было…

- Тихо.

Она ласково касается его руки.

- Скажи мне, я когда-нибудь ездил в Италию?

Кажется, что она даже не удивлена этим вопросом.

- Ты поехал туда год назад, был в Риме, Неаполе и Турине, и тебе очень понравилось, ты целую неделю говорил только об этом и всё время повторял, что обязательно съездишь туда ещё хотя бы раз. Ты не помнишь?

Он делает жест рукой, словно отметая её вопрос.

- Я видел сон…

Шёпот Юргена сопровождает его в темноту:

- Ты расскажешь мне об этом, когда проснёшься, Лотар...

 

30.01.2007


Tags: camel, fanfiction, klinsmann, matthaeus, russian, slash
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 24 comments