darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Snooker


Ещё один кусочек снукерного АУ, продолжение вот этого

Прошлым вечером родители снова спорили. Снова из-за него, из-за его недоеденного ужина и неспособности поддержать разговор. «Зачем вам понадобился этот переход, что он…» - больше Стив не расслышал, мама понизила голос. Ответа отца он не услышал тоже, только невнятное бормотание из-за двери. Наверное, отец доказывал ей, что Хирн принесёт результат, и это стоит бессонных ночей и кругов под глазами. И снова, наверное, убедил – по крайней мере, до следующего вечера.
Стив не надеялся, что услышит что-то ещё, да и не был уверен, что хочет слышать. Но всё равно просидел почти полчаса на нижней ступеньке лестницы, обняв Спота и прислушиваясь к доносящимся из столовой голосам.
И в клубе находиться было куда легче – там никого не интересовали его проблемы. Никто не следил за тем, как он себя чувствует и насколько у него плохое настроение. Хирн заходил и смотрел за его игрой. Игра была из рук вон плоха, но Хирн не комментировал, поэтому и Стив не обращал на него внимания. Играл, играл и играл. Читал газеты, пил кофе и играл снова. Даже позволял себе иногда расслабиться и просто посидеть в кресле с закрытыми глазами. Сегодня Хирн застал его за этим занятием, и это Стива почти обрадовало… Выговаривать ему за бесцельное времяпрепровождение самозваный менеджер снова не стал. Стив даже не сразу его заметил – Хирн просто стоял и смотрел на него, и ушёл сразу же, как только Стив поднял глаза. Ничего не сказав. Ему вообще ничего не говорили, продолжая держать в напряжении – он уже понял, что это был способ справиться с его проявлениями своеволия. Довольно действенный способ. Но Стив держался.
Наверное, от статьи о новом снукерном центре в Стирлинге была всё-таки польза, потому что Стиву сейчас было не до Хирна и не до его стратегий. Он сам был виноват, не стоило читать вдохновенный рассказ журналиста о том, как тренируется Хендри, а ещё более вдохновенное, оптимистичное и как всегда правдивое интервью Иена тем более следовало пропустить, но прятаться от неприятностей его не научили. И он прочитал всё, от первого до последнего слова. Прочитал даже фамилию журналиста – незнакомую, поэтому её пришлось перечитать два раза. Потом встал и снова пошёл работать.
Лёгкое головокружение тренироваться почти не мешало. Игра всё равно не шла и до того, как он решил расслабиться с газетой в руках.
Хуже всего было чувство мрачного удовлетворения оттого, что Иен всё-таки перенёс окончательно свою штаб-квартиру из Эдинбурга в Стирлинг. Клуб в Эдинбурге больше не был «его», и даже если бы Хендри сейчас хоть поселился в зелёном зале – его это уже не касалось. Вернее, не должно было бы касаться, если бы он был чуть умнее. Какая разница – Эдинбург, куда он ездил почти каждый месяц, или Стирлинг, где он побывал всего лишь раз в жизни.
Если бы у него была хоть капля собственного достоинства – его не волновало бы, как ведёт свой бизнес Иен Дойл.

Когда Джо поднимал над головой кубок, Стив смотрел в потолок и считал лампы над головой. В прошлом году было хуже – тогда во время церемонии ему хотелось плакать. Слёз он себе позволить не мог, его положение и тщательно выстроенный имидж такого бы не выдержали. Поэтому слёз не было ни тогда, ни потом. Иен мог бы им гордиться.
В этот раз эмоций не было вообще. Он пожал руку Джо, потом Вайн похлопал его по плечу, потом он ушёл под аплодисменты – часть зала сочувствовала, часть злорадствовала, поэтому овации были громкими. Около раздевалки его остановил Иен и одной фразой подвёл итог всего сезона.
Стив знал, что он прав, но больно было всё равно.
Потом был банкет, на котором он не пил. Уже на следующий день – выставочный матч и вечно улыбающийся Хирн, который постоянно был рядом. Следил за тем, чтобы бывший лидер мирового снукера не испортил его шоу.
Он вышел на пресс-конференцию потом, и первый вопрос, который ему задали, был не о снукере. Эвертон, глядя на него в упор сквозь стёкла очков, негромко поинтересовался, где сейчас Иен Дойл. Стив спокойно ответил то, что все знали и без него – и про Шотландию, и про перспективного талантливого игрока. И только потом понял, что расплескал воду, наполняя свой стакан. По столу растекалась тёмная лужица, и её видели все – и Клайв, и остальные.
А вечером ему позвонил Иен и попросил приехать в Стирлинг.

Из окна офиса были видны горы, их голубовато-зелёные склоны, скрытые туманом, будто сливались с небом. На столе перед Стивом – массивном рабочем столе Иена со столешницей из красного дерева – стояла чашка с шоколадом. Напиток был обжигающе-горячим и пах ванилью и сладостью.
Он провёл в поезде пять часов, чтобы ровно в полдень появиться перед Джейн, строгой пожилой дамой, без которой никто не мог представить себе приёмную Иена Дойла. Всю дорогу он читал, не отвлекаясь ни на проносящийся мимо пейзаж, ни на болтовню соседа справа. Ещё утром ему безумно хотелось спать, но стоило поезду тронуться, и сон сбило как щелчком. Поэтому оставалось только уткнуться в книгу и не думать ни о чём, кроме занимательных подробностей жизни Денниса Тейлора – и само собой, в Стирлинг они прибыли именно тогда, когда подходило к концу описание лучшего снукерного матча всех времён. Дочитывал Стив уже в такси, пока шофёр вёз его мимо замка в самое сердце города.
Иен рассказывал ему о Стивене Хендри. Сложив руки перед собой, его менеджер откинулся на спинку кресла и говорил о том, насколько талантлив этот мальчик, как нужно ему сейчас постоянное руководство, как важны эти годы для будущей карьеры. Ничего нового и ничего неожиданного. Стив и так знал, почему Иен уделяет этому мальчику так много внимания, и с кем Иен Дойл теперь ездит на турниры. Даже на этом чемпионате мира Иен присутствовал прежде всего как менеджер Хендри.
Шотландец, посвятивший себя развитию шотландского снукера – это было логично, правильно, и в газетах несомненно будет смотреться очень эффектно. И то, что Иен взялся за этого ребёнка, гарантировало успех. Благотворительностью Дойл не занимался, и тратить время на безнадёжные случаи было не в его правилах. Хендри будет чемпионом мира, в этом у Стива не было сомнений.
«А что будет со мной?», вертелось на языке, но Стив так и не задал этот вопрос. Он был слишком глупым, слишком детским и слишком жалким, и сам же Иен и учил его, что выглядеть жалким – это едва ли не худшее, что может случиться с игроком его уровня. Надо не спрашивать, надо играть. И доказывать каждый день, что он стоит больше, чем Хендри – либо признать правоту Иена.
Он задавал другие вопросы – вежливо интересовался прогрессом новой звезды и дальнейшими планами. Иен отвечал и говорил дальше, светский разговор за чашкой шоколада перетекал уже в третий час – и внезапно оборвался так же, как и начался.
- Ты устал, а я занимаю тебя болтовнёй.
Когда они выходили из кабинета, Иен придержал его под руку.
Стив был слишком растерян и слишком расстроен, чтобы удивиться тогда. Он и потом не удивился – ни когда Иен помогал ему выйти из машины у дверей ресторана, ни когда он ощутил осторожное прикосновение пальцев мужчины к своей ладони. Дело было, наверное, в том, что он не выспался. Поэтому до него так медленно доходило, что означают эти жесты. И даже когда их значение наконец-то сложилось в голове, он всё равно решил, что ему померещилось. И почти убедил себя в этом – но наткнулся на взгляд Иена. Новый, непривычный, глубокий взгляд. На него смотрели, им любовались, его…
Стив извинился и встал из-за стола, почти бегом добрался до уборной. Его стошнило прямо в раковину, когда он наклонился, чтобы умыться, потом он всё-таки вымыл лицо, стараясь не намочить волосы, и тщательно осмотрел своё отражение в зеркале. Во рту остался отвратительный горьковатый привкус.
А Иен всё так же смотрел на него и время от времени бережно касался его руки, пока они сидели рядом за скрытым за ширмами столом. Потом они гуляли по старому городу, и снова Иен держал его под локоть. Вырваться Стив не пытался – в таком прикосновении ведь не было ничего необычного. Ему просто показалось. Он не выспался и слишком расстроен, и поэтому ему показалось, что в таких невинных жестах может быть какой-то пошлый намёк.
- Когда ты уезжаешь? – Спросил Иен, когда они остановились рядом с машиной.
- У меня поезд через час, - это было первое, что пришло в голову. Стив понятия не имел, когда отправляется следующий лондонский поезд. Ему просто хотелось уехать как можно скорее.
В итоге он просидел на вокзале почти три часа, а всю обратную дорогу проспал. Думать ни о чём не хотелось – он всё равно не знал, что думать.
Через два дня они улетели в Гонконг. Стив свалился на кровать, едва добравшись до отеля, и только через семь часов его разбудил настойчивый стук в дверь. Улыбающийся портье принёс ему букет красных роз.

Tags: au, fanfiction, slash, snooker
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments