darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Snooker


Продолжение снукерного АУ.


Как оказалось, и это не было самым неприятным. Он сидел в ресторане между мамой и Сьюзан Хирн и улыбался своей лучшей профессиональной улыбкой. Вино было хорошим, еда превосходной, официанты услужливыми, отец и мистер Хирн развлекали всех беседой, и женщины смеялись. Он тоже смеялся вместе с ними, чтобы не портить настроение маме, и отвечал отцу, потому что проблемы в их семье не касались никого, и выставлять ссору напоказ перед чужими людьми он не собирался. Он даже позволил себе второй бокал вина – хоть какая-то польза от личного шофёра всё-таки есть.

А потом Сьюзан Хирн спросила его, насколько важна дружба между игроком и менеджером. Не меняясь в лице, он начал объяснять ей, что дело не в дружбе, а в доверии, что менеджер – это самый близкий из всех людей и что, по его опыту, без близких отношений невозможен успех. Она смотрела на него, он – на её жемчужное ожерелье в несколько рядов, похожее на ошейник. И думал о том, что будь на его месте Джимми Уайт, он просто переспал бы с этой женщиной и избавил себя от Хирна раз и навсегда, но он, к сожалению, не Джимми и не умеет соблазнять замужних женщин, и всё, что он может – это отвечать с безупречной вежливостью на любые вопросы и выглядеть так, как будто ему всё равно. Она слушала его, а потом коснулась рукой его руки и тихо сказала: «Я надеюсь, у вас с Барри всё получится». И улыбнулась, поднимая глаза на мужа, а тот улыбнулся ей в ответ.

Хирн придержал его за руку, когда они выходили из ресторана.

- Может быть, лучше пригласить твоего тренера приехать в Ромфорд, чтобы тебе не пришлось ездить самому?

- Мой тренер – мой отец.

Стив с недавних пор заметил, что фразы, которые он повторял сотни раз, ему удаётся произносить без злости. Он так и старался говорить – штампами, заученными формулами, чтобы сохранять спокойные интонации. Иен его этому учил и Иен, наверное, гордился бы им, если бы видел. Если только его менеджер не считает его трусом.

Одно в этом вечере было хорошо – уже дома, лёжа в кровати, Стив пытался найти положительные моменты в прошедших четырёх днях. По крайней мере, Хирн слишком сильно любит свою жену, чтобы начать к нему приставать.

Хотя любовь к Айрин не помешала Иену.

А вот об этом думать не стоило. Всё вспомнилось разом – очередной и ставший привычным проигрыш, чёртов мальчишка Хендри и розы. И прикосновения. Как будто на него прицепили ярлык «плохой снукерист, попробовать в другой роли» - и стали пробовать, и на другую роль он вполне подошёл. И ведь Иену он, кажется, на самом деле был дорог… А от этого «был» стало совсем плохо. Не стоило об этом думать.

 

- Он спросил меня, сколько я смогу выпить коньяка. Я ответил, что не пью. Он возразил, что коньяк пьют все. Пришлось взять бокал – чего не сделаешь ради спонсора, который обеспечивает гонорары, достойные таких игроков. Кончилось всё новым контрактом, конечно, но теперь я не могу с чистой совестью утверждать, что не пью – приходится утверждать с нечистой.

Стиву это чем-то напоминало дуэль. Казалось, что Хирн ждёт, когда он наконец сдастся и попросит его замолчать. Доставлять ему такое удовольствие Стив не собирался, а Хирн продолжал занимать его разговорами каждую свободную минуту.

На столе перед ним лежала газета – Хирн старательно свернул её и отложил, как только Стив вошёл. Мог бы и не стараться – огромный материал о Хендри и его менеджере Стив прочитал ещё утром.

По крайней мере, было ясно, почему он не смог дозвониться Иену за эти пять дней. А теперь и смысла не было – через два дня они увидятся на турнире. 

  

 

В столицу гончаров они прибыли на белом лимузине. Хирн занял стол, разложил на нём бумаги и занимался какими-то делами всю дорогу. Стив с отцом сидели в разных углах дивана. Он, наверное, даже уснул на какое-то время, потому что доехали они слишком быстро. На полях лежал туман, погода была мрачная и неуютная – под стать настроению.

Шикарный номер в гостинице тоже был неуютным и чересчур кукольным. Стив попробовал бросить куртку на стол, чтобы создать хоть какое-то ощущение обжитости – получился кукольный номер, но с валяющейся на столе курткой. Только букета цветов на тумбочке у кровати не хватало, и можно было бы снимать здесь очередную серию маминого любимого сериала.

Вечером он вышел на матч. Сосредоточился на том, чтобы аккуратно укладывать в лузы каждый шар, и постарался выкинуть из головы всё остальное. Всё равно свет мешал разглядеть тех, кто сидит в зале. Иена здесь нет в любом случае – но, наверное, здесь есть Хирн. Поэтому нужно просто закатывать шары в лузы.

Он выиграл, прошёл мимо ожидающих его церберов и направился к журналистам. Вопросы он знал наизусть, ответы тоже, и не ошибся, думая, что всех интересует только его переход. Задача у него была одна – сбежать. Исчезнуть из-под надзора и найти Иена. И поговорить, если получится.

Но у выхода его ждал отец.

- Барри уехал, - сообщил ему Билл, ведя сына под руку к машине. – Он сказал, что это срочно, и просил меня извиниться перед тобой.

Стив молчал.

- Он сказал, что будет на твоём завтрашнем матче во что бы то ни стало.

Стив смотрел в окно на ряды тёмно-бежевых домов и раздумывал, что делать дальше.

- Это был хороший результат, - тихо сказал отец.

На это Стив тоже не ответил.

 

Утром он наблюдал по телевизору, как Тейлор старательно обыгрывает Хендри. Ирландец был безжалостен, методичен и спокоен, и какое ему было дело до того, как важно было Стиву, чтобы Хендри остался в городе ещё хотя бы на день…

Он вышел из гостиницы и увидел, как Иен уезжает. Хендри тоже был там, и издалека казалось, что он расстроен и раздражён одновременно. Иен по-отечески обнял его, похлопал по плечу и усадил в машину. Стив сделал шаг вперёд, но рядом оказался отец. Билл схватил его за локоть, Стив попытался вырваться, не обращая внимания на окружающих людей. Бесполезно – отец был сильнее.

- Тебе пора, ты опоздаешь на матч. – Тон Билла не предполагал возражений. Машина Иена тронулась с места, и смысла спорить больше не было. Надо было думать раньше. Или приехать раньше хотя бы на день.

 

 

- Стив, Вы поссорились с отцом?

- Почему сегодняшний матч получился настолько непростым? Этот соперник для Вас неудобен?

- Мистер Дэвис, а что Вы скажете о выступлении Стивена Хендри на этом турнире?

Я взял за правило не ссориться с людьми, которые сильнее меня. Я могу сказать только хорошие слова об игре своего оппонента. С таким талантом и с таким менеджером у Стивена прекрасное будущее, и если он научится побеждать столь сильных соперников, как Деннис, он станет блестящим игроком…

А в номере на столе стоял букет красных роз.

Стив не поверил своим глазам. Иен прислал ему цветы – они ещё ни сказали друг другу ни слова за почти две недели, но вот он, букет в вазе на столе перед ним. Знак внимания, предложение мира и кто знает что ещё должны означать семь красных роз.

Радость прошла, стоило вспомнить утреннюю сцену, свидетелем которой он стал. Цветы – ему, поддержка и внимание – лучшему игроку. Иен всегда умел разделять эмоции и работу.

Позвонил Стив всё равно, хотя не сам не понимал, о чём он будет говорить с Иеном Дойлом. Но в трубке звучали только длинные гудки – он положил трубку на двадцать пятом. Чтобы поговорить с Иеном, нужно ехать в Стирлинг.

В итоге он заказал в номер курицу, чипсы и пиво. Такая еда совершенно не вписывалась в интерьер роскошного отеля, и, судя по выражению лица официанта, принёсшего накрытый льняной салфеткой серебряный поднос, Стив думал так не один. Официанту он подарил очаровательную улыбку, тарелки расставил на столе под букетом и съел всё, щедро посыпая еду чёрным перцем.

 

Хирн приехал с утра и привёз с собой Каллана. Как ему удалось уговорить Фрэнка оставить на целый день приболевшую жену и заехать так далеко на север, Стив не стал даже гадать.

За время тренировки Фрэнк сказал целых три фразы. «Не смотри на биток» - это он буркнул, когда Стив в третий раз не попал в среднюю лузу. «И зачем ты смотришь на биток?», поинтересовался он ехидным тоном через полчаса. «Ну и на что ты смотришь?» - а это уже под конец тренировки, когда Стив уже отвёл кий для удара. Всё остальное время они молчали – Фрэнк расставлял шары и разбивал пирамиду, Стив играл, тренер снова выставлял цветные на самые невообразимые позиции, Стив забивал. Потом Каллан похлопал его по плечу и пожелал удачи в матче.

Удача – случайный снукер – помогла выиграть, но такая победа, как раз за разом повторял Иен, позорнее поражения. Он так и чувствовал себя – как будто он проиграл, но ему разрешили попритворяться победителем. В его сторону направлялся аплодирующий Хирн, сверкая неуместной улыбкой – Стив отвернулся и прошёл мимо него. Этот тип с его неадекватным поведением был невыносим. На самом деле невыносим, как зубная боль. В его присутствии невозможно было расслабиться ни на секунду, и не удавалось расслабиться даже тогда, когда его не было, потому что в любой момент Хирн мог появиться из ниоткуда с чем-нибудь вроде этих аплодисментов – чем-нибудь таким же бессмысленным, ненужным и неприятным.

- Стив, Вы довольны сотрудничеством с Вашим новым менеджером?

- Я доволен тем, что оно приносит успех.

Он предпочёл бы сейчас выслушать разнос от отца – тем более, что как минимум нотации за этот матч он заслуживал. Но отец молчал, а Хирн с улыбкой похлопал его по плечу – Стив даже не дал себе труда попытаться скрыть, что его передёрнуло – и начал говорить о том, как хорошо Стив выиграл сегодняшний матч.

- Вы в этом уверены?

Не дожидаясь ответа, он почти бегом зашёл в раздевалку и с силой хлопнул дверью. Замка не было, он прислонился к стене и прислушался к тому, что происходит снаружи. Кажется, ему всё-таки решили дать отдышаться. Но он предпочёл бы дверь с замком.

(продолжение здесь)

Tags: au, fanfiction, slash, snooker
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments