darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Snooker


Это - песня. О которой, собственно, и идёт речь.
Michael Ball - Arthur's Theme (The Best That You Can Do)
Divshare link - 3.93 MB

Это - ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Ага, большими красными буквами.
А именно.
Под катом - фанфик. В фанфике - слэш. Не просто слэш, а RPS. Да ещё и про господ снукеристов.
Те, кто не знает таких слов - вам точно не сюда :)
Те, кто этого не любит - не читайте, ладно? 
Если найдутся любители кушать кактус и прочитают, несмотря на вышесказанное, а потом придут ругаться - я не пойму :)

Те, кто ещё не испугался :) Фик по самому "неслэшимому" пейрингу, который я когда-либо встречала - в каком бы то ни было фэндоме. Такая вот история...

Между Луной и Шеффилдом.
Часть 1.

Пролог здесь.

Автор: darrus
Пейринг: *испуганным шёпотом* Джон Хиггинс/Кен Доэрти
Рейтинг: отсутствует
Дисклеймер: неправду вру
Время: октябрь 2007 года, вечер после турнира Pot Black.
Матч этих двоих на Pot Black смотреть обязательно всем.

Недавно прошёл дождь. Кажется. Или большая поливальная машина прокатилась по улицам Шеффилда, оставляя за собой до блеска вымытые тротуары и крохотные лужицы на мостовых. И ещё чуть заметный запах озона, свежести и влажных листьев.

Струи фонтанов монотонно плещутся в гранитных чашах, витрины сверкают неоном, а сверху на вечернее буйство красок снисходительно поглядывает луна в окружении блестящих как бриллианты звёзд.

Одинокие прохожие редко попадаются навстречу в этот час - конечно редко, ведь такие вечера все нормальные люди проводят в пабе или с семьёй... Ну или не с семьёй, а... Впрочем, неважно. Те, кому пришла охота сейчас пройтись по Шеффилду, кутаются в плащи - что-то ветер разбушевался... Яркими огнями сверкает «Крусибл» - всё ещё, несмотря на дату постройки, успешно притворяющееся современным театральное здание, а стоящий рядом «Лицеум», чинный, каким и полагается быть уважающему себя памятнику архитектуры (позапрошлый век - это вам не просто так!), выглядит по сравнению с ним по-английски чопорным и высокомерным.

А ещё воздух пахнет осенью, которая только-только собралась наступить, но приближение которой уже чувствуется во всём. И в необыкновенной прозрачности воздуха, и в вечерней прохладе, и в этом удивительном, совершенно особенном аромате ранней осени - сухом аромате увядающих листьев.

 

В круге оранжево-жёлтого света, который отбрасывает на мостовую большой шарообразный фонарь, остановились двое мужчин. Остановились они вынужденно - один из них, тот, который пониже, почти согнулся пополам от смеха и вряд ли смог бы сделать ещё шаг. Или, если уж на то пошло, едва ли сумел бы даже вернуться в вертикальное положение, если бы не ухватился рукой за так вовремя подвернувшийся фонарный столб.

- Ты пьян, Джон, - констатирует его спутник, тоже смеясь.

Смех у этого второго удивительный. Негромкий, глубокий, приятный для слуха - и заразительный. Такой, услышав который вы сначала весело рассмеётесь, и только потом начнёте выяснять причину веселья. И голос у него тоже приятный, несмотря на ирландский акцент - а может и благодаря ему.

- Я пьян? - Джон поднимает голову. Нет, похоже, не совсем - просто нетрезв, и к тому же в очень хорошем настроении. - Ну да, пьян, и что с того?

- Ничего, если только ты не собираешься лезть в самолёт в таком виде, - смеётся ирландец.

Мимо, радостно шелестя и поблёскивая, проносится влекомая ветром упаковка из-под чипсов. Дворникам придётся потрудиться, чтобы убрать весь накопившийся за день мусор с площади.

- Кен, ну долго ты ещё будешь меня этим подкалывать? И вообще, сколько мне, по-твоему, лет?

- Тридцать два, а скоро будет восемь, - парирует Кен, не моргнув глазом.

Джон, кажется, собрался рассердиться.

Сердитый Джон Хиггинс - это уморительнейшее зрелище. В такие моменты он становится похож на обиженного плюшевого медведя, со сведёнными к переносице бровями и поджатыми губами, что смотрится до смешного неуместно на круглом улыбчивом лице. Наверное, поэтому никто и не верит, что он умеет по-настоящему сердиться. Вы когда-нибудь видели сердящегося плюшевого медведя?

- Я на тебя обиделся, - решает наконец Джон.

Кен улыбается, ласково-изумлённо глядя на шотландца. И конечно же Джон не может не улыбнуться в ответ, и вот они уже снова смеются. Кто там на кого обиделся?

- Нам пора домой, - Кен засовывает замёрзшие руки поглубже в карманы лёгкой ветровки.

Носком лаковой туфли поддев смятую жестянку от газировки и метким движением профессионального футболиста забросив её в ближайшую урну, Джон осматривается, и на лице его появляется выражение комического ужаса.

- Отсюда? Это сколько же нам придётся...

- Значит, нужно вызвать такси, - логично заключает Кен.

И такси останавливается, сверкая фарами, аккуратное английское такси, вполне привычное, если не обращать внимания на огромные эмблемы "Манчестер Юнайтед", которыми разрисована вся машина.

- Это за тобой, - смеётся Джон, указывая на красно-белые гербы клуба. Кен смотрит на замерший в ожидании автомобиль чуть растерянно.

- А ты? - Выдавливает он из себя наконец.

- А я... - Джон едва не спотыкается и вынужден ухватиться за его плечо, чтобы не упасть. - Я подожду следующего.

Следующий тут же выныривает из темноты. Даже странно, как на пустой и почти безлюдной площади внезапно оказались две свободные машины. Наверное, у таксистов какое-то своё чутьё на клиентов.

Джон без особого изящества плюхается на сиденье. Всё-таки, пожалуй, он многовато выпил сегодня.

Кен захлопывает за ним дверь и называет адрес шофёру. Мягко урчит мотор, и машина плавно трогается с места. Джон машет рукой на прощание, он повторяет жест и улыбается снова.

Буйно раскрашенный автомобиль всё так же стоит у тротуара, ожидая его. В салоне тепло и уютно, кресла обтянуты чём-то тёмно-красным и приятным на ощупь. Тихонько бормочет радио - бодрый диджей с шутками и прибаутками озвучивает прогноз погоды на завтра.

- Куда? - Голос водителя выводит его из минутной задумчивости.

Он чуть было не называет ещё раз адрес Джона - спохватывается в последний момент и говорит название своего отеля. На противоположном конце города, между прочим. Хорошо, что успел сообразить.

Шофёр, молодой человек в забавной форменной кепке, понимающе ухмыляется. Машина делает широкий разворот, огибая по дуге площадь, и исчезает в темноте.

 

Мягкое покачивание навевает сон, и мысли в голове тоже как будто укачало, они так забавно разбегаются в разные стороны, словно и в самом деле обрывки сна.

Пустые улицы и безлюдные тротуары, город спит, хотя ещё так рано - и полуночи нет. Мимо проносятся ряды домов, и только изредка где-нибудь в вышине, на последнем этаже, светится окно - будто маяк, а чуть поодаль ещё одно, и ещё... Лицо обдувает ветер, можно попросить водителя закрыть окно, а ещё проще протянуть руку и повернуть рычаг, но ведь не хочется!

Хочется слушать звуки ночного города, шелест шин по влажному асфальту, гудки клаксонов откуда-то с соседней улицы, и сминать в руке непонятно как залетевший в тонкую щель окна маленький жёлто-зелёный листок. Ну и сквозняк, ну и в одной рубашке, ну и простуда - а всё равно ведь хочется. Тридцать два, а скоро восемь? Ну в общем да. Он и сам так иногда думает.

А в глазах у Кена сверкают золотистые крапинки - как будто танцующие смешинки. Такой тёплый взгляд. Серо-золотой. Такого цвета не бывает? Но и таких, как Кен, тоже не бывает на свете. Таких, как он, просто не может быть.

А Кен есть.

 

Фонтаны брызг вырываются из-под колёс автомобиля и сверкают в свете фар, окрашиваясь в сотни оттенков - от розового до жёлтого. Как дождь из драгоценных камней, опадающий на лобовое стекло.

Свет фонарей и огни витрин сливаются в светящиеся полосы. Нарисованным - таким выглядит ночной город, бледно-серые силуэты на бархатисто-чёрном фоне, расцвеченные быстрыми широкими мазками жёлтых, красных и оранжевых тонов.

А потом по пустой встречной полосе проносится полицейская машина, и в пейзаж врывается новый цвет - мерцающий ярко-синий, отражающийся в зеркалах заднего вида в обрамлении рубиново-красных огней.

Тепло и хорошо - на мягком сиденьи, в слишком большой и всё равно удивительно уютной куртке ("где ты в своём Дублине видел ветер, а нам, шотландцам, всё равно"), и вроде и не пил почти, а голова слегка кружится, как будто пузырьки шампанского всё ещё играют в крови. А в ответ - ласковый взгляд голубых глаз, и улыбка Джона, которая конечно же снится. Ведь не бывает такого, чтобы человек, находящийся сейчас на другом конце города, улыбался тебе...

И даже во сне от этой улыбки становится тепло.

 

27.06.2008


 
Tags: fanfiction, music, slash, snooker
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 8 comments