darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Fanfic - Camel


Fanfic in RUSSIAN, "Camel" timeline, Juergen Klinsmann/Lothar Matthaeus.


Лента

Автор: darrus
Пейринг: Лотар Маттеус/Юрген Клинсманн
Рейтинг: PG
Жанр: а угадайте
Время: 11 октября 1994 года, курсив – 25 января 2005 года.

A/N1: «Верблюд», естественно :) После Moskau. Друзья, я не то что это не вычитывала - я даже это не читала.
A/N2: По хронологии. Матч с Венгрией, который состоялся 12 октября 1994 года, чуть не оказался для Маттеуса последним в сборной. Дальше была травма, потом скандалы, и в следующий раз на поле в футболке сборной Германии он вышел только в мае 1998 года, и уже не в роли капитана.

Саммари: да всё то же самое. 

 
Лента

Тёмные силуэты деревьев на фоне светло-лилового неба. Сумерки пахнут осенью – листьями, всё ещё тёмно-зелёными, но уже опадающими под ноги под порывами ветра, листьями и недавно прошедшим дождём. Лужицы воды на асфальте и превратившаяся в грязь земля на клумбах, где ярко-жёлтые розы соседствуют с какими-то мелкими красными цветами. Такие цветут только осенью.

- Скучаешь, красавчик?

Приятный, хоть и чуть хрипловатый женский голос – недостаточная причина для того, чтобы отвлечься от созерцания серо-рыжего облака, лениво проплывающего над крышей дома напротив.

- Я похож на человека, который скучает?

В ответ раздаётся хихиканье.

- Ну конечно. Ты размышляешь над… ох, над какими-нибудь сложными… - Она щёлкает пальцами. – Над безумно сложными философскими вопросами! Так?

И снова хихиканье.

Он пожимает плечами, увлечённо следя за тем, как облако медленно меняет цвет, становясь скорее серым, чем оранжевым.

- Нет. Ты – романтик, и наслаждаешься красотой вечера, так? – Она смеётся, усаживаясь на скамейку так близко к нему, что её колено прижимается к его бедру. Новый аромат обдаёт его волной – запах её духов, приторно-сладкий и тяжёлый, и в то же время завораживающий. Очень подходящий к этому вечеру.

- Ой, нет, ты – влюблённый, мечтающий о своей принцессе, правда ведь?

Он снова пожимает плечами. Облако наконец-то перебралось через крышу и так же неспешно исчезло за деревьями.

- Хочешь хорошо провести время? – Она наклоняется ещё ближе. Он наконец поворачивает голову, переводя взгляд с темнеющего неба на женскую руку, поглаживающую его плечо.

Ногти накрашены ярко-красным лаком, а на запястье блестит массивный золотой браслет. «Самоварное» золото, облезшее в нескольких местах, но если не присматриваться, его всё ещё можно принять за драгоценность.

- Разве я провожу время плохо?

Она снова хихикает. Похоже, что она пьяна или даже хуже. Вполне миловидная девочка, в юбке, которую уместнее было бы назвать поясом, и прозрачной блузке непонятного цвета – в сумерках она тоже кажется серой.

- Ааа… - Тянет она, игриво проводя пальцами по его щеке. – Ну не буду тебе мешать. – Девица встаёт, по-прежнему смеясь, и делает нечто вроде реверанса. Он смотрит, как она удаляется, помахивая усыпанной блёстками ярко-розовой сумочкой, стараясь идти ровно, хоть её и пошатывает немного.

- Не скучай, красавчик! – Доносится до него, и она скрывается за поворотом, снова оставляя его в одиночестве.

 

В гостиничном баре накурено и полутемно. Из колонок орёт музыка, какое-то ненавязчивое диско, а на экране висящего под потолком телевизора туда-сюда носятся по паркету баскетболисты.

Он садится на высокий стул у барной стойки, и улыбчивый бармен в тёмно-зелёном фартуке тут же ставит перед ним бокал, наполненный жидкостью ядовито-красного цвета и украшенный сразу тремя бумажными зонтиками.

Среди посетителей бара нет ни одного знакомого лица, все уже давно сидят по номерам, потому что завтра матч, и нужно соблюдать режим, и тренеры… И вряд ли это место стоит того, чтобы проводить здесь время.

Он кладёт деньги на стойку, но бармен, всё так же улыбаясь, отрицательно качает головой и говорит что-то по-венгерски. Язык звучит странно, непривычно, не удаётся различить ни одного понятного или даже знакомого слова, но интонации юноши более чем понятны.

На появившейся непонятно откуда карточке с его собственной фотографией он ставит автограф, аккуратно вырисовывая все завитки росписи синим фломастером, который тоже оказался в руке будто бы сам собой. Молодой человек узнал его в лицо, и это приятно – как и всегда. Он возвращает карточку и фломастер и улыбается ослепительной улыбкой, как и положено звезде мирового футбола.

Бармен весело говорит что-то ещё, наверное, что-то про завтрашний матч, и машет рукой ему вслед, убирая со стойки бокал с так и не тронутым коктейлем.

 

Дверь номера распахнута, и слышен смех – чужой смех в комнате Юргена… На кровати, застеленной покрывалом в какой-то дикий синий цветочек, удобно устроились два Томаса – Хельмер, ожесточённо разглядывающий лежащий перед ним ворох карт, и Хесслер, глядящий на него с неприкрытым злорадством.

Икке поднимает голову на звук шагов, неосторожным движением опрокидывая тарелку с мандаринами. Оранжевые шарики весело скачут по ковру, один подкатывается почти к самым его ногам, и он машинально наклоняется и поднимает терпко пахнущий фрукт.

- О, привет, - улыбается Икке, делая вид, как будто ничего не случилось.

- Привет не мне, привет режиму, - усмехается он, глядя на настенные часы.

- Какой режим, - шипит Хельмер и сгребает все карты с покрывала – получается ещё один огромный веер в дополнение к тому, который уже у него на руках. – Вот спасибо тебе, родной, век тебя не забуду.

- Всегда пожалуйста, приходите ещё, а без вас веселее, - дежурно шутит Хесслер и толкает локтем лежащего поперёк кровати Юргена. – Гости у нас.

- А… Чего? – Голос сонный и чуть-чуть растерянный.

- Проснись и пой! – Хохочет Икке.

- Что петь? – Юрген широко зевает, прикрывая рот рукой.

- Спи обратно, - фыркает Хельмер. – Так, Маттеус, ты с нами играешь?

- Нет, я иду спать, как и все нормальные люди.

- Ну и иди ты… спать, - Хельмер машет на него рукой и с размаху швыряет на покрывало карту.

- И дверь закрыть не забудь! – Кричит ему вдогонку Икке.

 

В номере темно и прохладно, в зеркале отражаются силуэты предметов. Он снимает куртку и швыряет её на стул у двери, и из кармана выкатывается тот самый ярко-рыжий мандарин. Тонкая кожура легко очищается, а под ней – сочная сладкая мякоть, но почему-то сразу хочется пить.

С лёгким звоном кубики льда падают в стеклянный стакан. В вазе на столе стоит пушистый букет хризантем – тёмно-розовых, он знает, хотя сейчас в темноте цвета почти неразличимы.

 

Ночь тянется долго. Медленно скользят секунды – светящиеся светло-зелёные цифры на дисплее часов, всё время меняющиеся комбинации из горизонтальных и вертикальных чёрточек. Семь. Восемь. Девять. Ноль. Один. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Ноль. Один. Два. Три. Четыре. Пять… Мерный ритм, похожий на ритм дыхания – один, два, вдох, три, четыре, выдох… Цифры, обозначающие часы, застыли неподвижно.

Пять, шесть, вдох. Семь, восемь, выдох. Глаза закрываются сами собой, и он засыпает – и просыпается почти сразу же. Если часы не врут – а они вряд ли умеют врать – прошло всего двадцать минут.

Завтра матч. Наверное, непростой. Перед игрой всегда тяжело заснуть, а утром звонок телефона безжалостно поднимет с постели, и никого не будет волновать, что он провёл всю ночь, наблюдая, как перетекают из одного в другое очертания цифр на электронном дисплее. Один, два, вдох. Три, четыре, выдох.

Ещё полчаса сна, странные обрывки сновидений – лестницы, лестницы и переходы, что-то забавное. Завтра матч. Мягкая постель и уютный тёплый плед поверх одеяла. Надо спать.

Пять, шесть, вдох. Семь, восемь, выдох.

 

 

В первое мгновение боль почти не чувствуется, и он готов вскочить, надо продолжать игру – и только поднявшись, понимает, что не может сделать даже шаг.

Травма. Не в первый раз, сколько их уже было. Всего лишь травма. А откуда-то изнутри поднимается паника – не то предчувствие, не то уже знание, что всё плохо, плохо, плохо…

Не то встревоженные, не то испуганные лица врачей, и он закрывает глаза рукой, чтобы не видеть их. Он даже рад, что за грохотом стадиона почти не слышно того, что они говорят. Он не хочет, не хочет знать.

Разрыв…

Травма…

Что-то разорвалось…

 

29.01.2008


Tags: camel, fanfiction, football, klinsmann, matthaeus, slash, soccer
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments