darrus (darrus) wrote,
darrus
darrus

  • Music:

Fanfic - Russian


Fanfic in RUSSIAN, Klinsmann/Matthaeus and Klinsmann/Loew

Это не имеет отношения вообще ни к чему, просто для того, чтобы лишние мысли не блуждали в голове (не то чтобы там им было слишком тесно). "Верблюда" и "PL" этот фик не касается никаким боком, скорее некая вариация на тот сюжет, который я начала писать осенью 2004 года, но бросила, потому что не смогла убедить в его правдоподобности даже себя. Вот такую трансформацию он пережил.

Бред полнейший, предупреждаю сразу.


Подсказка

Автор
: darrus
Пейринг: Клинсманн/Маттеус, Клинсманн/Лёв
Рейтинг: PG
Время: январь 2005 года, точную дату уже не помню, тренерский конгресс в Стокгольме.
A/N: на тот момент Маттеус - тренер сборной Венгрии

Саммари: иногда лучше промолчать


Разговорчивость Сколари сегодня играет мне на руку. Он рассказывает очередную историю из жизни своего тренерского штаба так увлеченно и эмоционально, что Анди, Йоги и Олли сразу понимают, что ждать меня нет смысла. Йоги виновато улыбается, я чуть киваю, и они втроем направляются в сторону лифтов. Я продолжаю слушать Луиса, история с потерянной видеокассетой действительно забавная. Или это просто я сегодня в таком хорошем настроении? Наш смех привлекает внимание окружающих, стоящий неподалеку Парейра начинает улыбаться. Допускаю, что он эту историю уже слышал.

К нам быстрым шагом подходит ассистент Луиса, извиняется передо мной по-испански и начинает что-то быстро говорить на своем родном языке.

Выучить, что ли, португальский? Вот только найду время…

Лучшего шанса исчезнуть у меня не будет. Хорошо, что мои спутники уже ушли, не придется придумывать отговорки. В лифте вместе со мной оказывается еще несколько коллег, но откуда им знать, что я выхожу не на своем этаже?

Выйти из лифта, направо по коридору, пятая дверь по четной стороне чуть приоткрыта. Но я все равно стучусь.

- Заходи.

Я вхожу и запираю дверь. В комнате полутемно, включена только лампа над кроватью. На столике у окна бутылка, две рюмки, шоколад. Даже отсюда я вижу, что коньяк явно не из гостиничного мини-бара.

Лотар указывает мне на кресло напротив своего.

- Как тебе удалось сбежать?

- Мне помогли, - я улыбаюсь ему.

Он наполняет рюмки.

- Надеюсь, твоему ассистенту не придет в голову тебя разыскивать?

Его тон почему-то задевает меня.

- Йоги, - я сознательно делаю акцент на имени, - имеет обыкновение спать по ночам.

Он поднимает голову и смотрит прямо на меня.

- А ты откуда это знаешь?

И начинает смеяться. От этого мне тоже становится смешно, и мы несколько минут не можем успокоиться.

- С его слов, откуда еще? – Я смахиваю с глаз выступившие слезы. Он пожимает плечами и улыбается.

Коньяк действительно хорош, хоть я и не любитель крепких напитков.

У нас давно не было возможности посидеть вот так вдвоем и спокойно поговорить. Естественно, речь идет о футболе. Мы продолжаем рассуждать о современных методах контроля за физическим состоянием игроков, хотя за сегодняшний день разговоров на эту тему было более чем достаточно.

В какой-то момент он берет меня за руку и начинает легко поглаживать запястье, не переставая при этом рассуждать о нецелесообразности слишком частых проверок. Я уже привык к этим почти неосознанным проявлениям нежности с его стороны и знаю, что надо сделать вид, что я ничего не замечаю. Он почему-то стесняется подобных вещей, что бы я ни говорил ему о том, как мне это приятно.

Наверное, рано или поздно с нами должно было это случиться. Между нами всегда было напряжение, что-то, что не укладывалось в простые определения вроде «неприязнь», «соперничество», «недоверие», но мы делали все, чтобы этого не замечать. Я до сих пор не могу объяснить, почему нам удавалось справляться с этим странным притяжением столько лет – в Италии, в Германии, но стоило нам оказаться вместе в Америке, и мы буквально бросились в объятия друг друга. Не хочу даже размышлять о причинах. Но я точно знаю, что после этого мне стало легче жить. И, уверен, ему тоже.

А наша взаимная «неприязнь» сослужила нам прекрасную службу. После всех наших скандалов ни одному человеку в здравом уме и твердой памяти не сможет даже прийти в голову, что Клинсманн и Маттеус – любовники.

Я вспоминаю «киллера» и вспоминаю, как мы с ним смеялись над реакцией прессы. Лучшей маскировки просто не придумать.

Он прерывается на полуслове.

- Ты улыбаешься.

- Мне хорошо с тобой, - я легко говорю ему подобные вещи, и ничуть не кривлю душой. Я никогда не думал, что находиться рядом с ним может быть так приятно.

Он вновь наливает коньяк в рюмки.

- Я понимаю, вы завтра собираетесь уезжать, не повезло тебе с расписанием товарищеских, почти одни сильные команды, не знаю уж, что вы там будете делать с Аргентиной, они здорово играют, ты осторожнее себя веди, в ДФБ тебя все-таки не слишком любят, не люблю Бирхоффа, но он хотя бы пока справляется, хорошая идея с менеджером, это тебе тоже американцы насоветовали?

Манера говорить, не разделяя текст на отдельные предложения, раньше казалась мне раздражающей. Сейчас я нахожу ее просто забавной.

- Это должность, которая обязательно есть в любом футбольном клубе. При чем здесь американцы?

- Найди себе другого ассистента.

Приехали.

Меня не удивляет то, что он так резко сменил тему. Меня удивляет то, что именно он сказал. В августе мы обсуждали с ним кандидатуру Йоги, и все было прекрасно. И вдруг такое…

- В чем дело, Лотар?

- Мне он не нравится.

Мне хочется рассмеяться, но я не хочу его обижать. Но это же детский сад.

- Что случилось?

- Мне неприятен этот человек, я не хочу, чтобы он был рядом с тобой, я ему не доверяю, мне не нравится, как он смотрит на тебя.

- Как смотрит?

Он молчит какое-то время, опустив голову.

- Так же, как я.

Я все-таки начинаю смеяться. Из-за такой ерунды…

- И что, даже если и смотрит? – Йоги? Интересуется мной? Бред полный. А даже если интересуется, что с того?

- Я не хочу, чтобы он был рядом с тобой.

- Лотар, ну даже если между мной и Йоги что-то будет, в чем проблема? – Я стараюсь, чтобы мой голос звучал успокаивающе. – Все равно, мы с тобой встречаемся редко. У меня бывают любовники помимо тебя, и ты прекрасно спишь с Пеллади. Это не меняет ничего в том, как мы относимся друг к другу.

Он качает головой и встает.

- Я не хочу, чтобы он был рядом с тобой.

Бог мой, ну и история.

- Лотар, где я буду искать себе другого второго тренера? Мне нужен опытный помощник. А какой серьезный тренер пойдет ассистентом к дилетанту? Йоги – это безумная удача, я не знаю, что бы я делал без него.

- Ты уже не дилетант, команда заиграла, у тебя будет много кандидатов.

- Я не могу обидеть его так.

- Я не хочу, чтобы он был рядом с тобой.

Я встаю и подхожу к нему. Мне кажется, или он напуган чем-то?

- Лотар…

- Я не хочу, чтобы он был рядом с тобой.

Я обнимаю его, и он отвечает как-то слишком резко, порывисто, почти судорожно. Да что случилось, в конце концов?

- Юрген, поменяй ассистента.

Я никогда не слышал, чтобы он упрашивал кого-нибудь вот так, и мне самому становится беспокойно.

- Все будет хорошо, Лотар, - шепчу я, целуя его.

Он прижимает меня к себе еще крепче.

- Пожалуйста, поменяй ассистента.

Я не знаю, как мне успокоить его.

- Все будет хорошо.

 

К завтраку я спускаюсь последним, ребята уже сидят за столом, ожидая меня. Мы обмениваемся очередной порцией утренних шуточек, при этом я еще успеваю здороваться с окружающими.

- А почему это тебя не было вечером в твоем номере? – Спрашивает Олли ехидно, и я на секунду теряюсь.

- А почему это тебя так интересует этот вопрос?

Йоги. С ним мне никто не страшен.

Я улыбаюсь ему, и он отвечает тоже улыбкой. Олли несколько секунд пытается придумать какой-нибудь невероятно остроумный ответ, в итоге машет на нас вилкой и начинает поглощать свой завтрак с таким азартом, как будто его неделю не кормили. Анди с невозмутимым видом пьет кофе. С чего Лотар взял, что Йоги может испытывать ко мне интерес? Я ловлю себя на том, что начинаю наблюдать за его поведением.

Поменять ассистента… Я не могу. Йоги выручил меня в сложнейшей ситуации, по первой просьбе примчался ко мне в Италию, согласился терпеть мой характер, согласился быть вторым, работает, как проклятый, да еще и заботится обо мне. Я не могу теперь просто взять и уволить его – что я ему скажу, как я ему это скажу? Но его присутствие рядом со мной раздражает Лотара. И я даже понятия не имею, что мне делать.

Да, теперь я замечаю, что он иногда смотрит на меня просто так, без причины. Наши пальцы соприкасаются, когда он передает мне масло, и да, он не убирает руку чуть дольше, чем это необходимо. Стандартные игры, почему я раньше этого не видел?

А он красив.

Стоп. А вот этого уже не надо. Я ловлю себя на том, что рассматриваю его. Конечно, я всегда понимал, что у него приятная внешность, но мне и в голову не приходило посмотреть на него с этой точки зрения. И уж тем более оценивать его как возможного партнера…

- Юрген, кофе остынет. – Он все время присматривает за мной.

Я беру чашку в руки. Йоги… Сила и спокойствие, всегда рядом, всегда со мной, что бы ни происходило. Я хочу, чтобы между нами что-то было, приходит вдруг понимание. Я даже готов сделать первый шаг.

Странно, что раньше такие мысли не приходили мне в голову. Где были мои глаза?

Лотар.

Если – когда – он узнает, что мы с Йоги…

Я не хочу причинять ему боль.

Вечно я сам создаю себе проблемы.

Йоги встает из-за стола.

- Юрген, я хотел тебе показать предварительные схемы на матч с Аргентиной. Поднимешься ко мне сейчас, перед заседанием?

Я знаю, что делать этого не стоит, но киваю и тоже встаю. Мы идем рядом, и я чувствую в нем какую-то внезапную легкую неуверенность, как будто он никак не может решиться. Или он так вел себя рядом со мной всегда, а я только сейчас заметил?

Когда мы выходим из лифта на этаже, в коридоре никого нет, и я беру его за руку. Он улыбается и легко сжимает мою ладонь в своей.

Я и думать не хочу о том, как я буду объяснять Лотару свое отсутствие на утреннем заседании.

 

27.10.2006

Tags: fanfic, klinsmann, loew, matthaeus, russian, slash
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 14 comments